Å #104. Дело мастера Бо

Теперь ты узнал, что ты
Всегда был мастером Бо.

Строка благоприятен брод через великую реку из песни Дело мастера Бо (1984) заимствована из китайской гадательной Книги перемен (И-цзин)

Песню «Дело мастера Бо» мы уже упоминали, когда исследовали выражение «среднее между Маратом и Архимедом». Сегодня пришло время разобраться с самим мастером Бо и его делом, а в этом нам поможет строка:

Благоприятен брод через Великую Реку.

Из всего альбома «День Серебра» (1984) песня «Дело мастера Бо» вызвала, пожалуй, наибольший интерес с точки зрения поиска скрытых смыслов. По поводу того, кто же такой мастер Бо, существует несколько версий. Одни считают «Бо» сокращением от имени «Борис», другие – от слова «Бог». Третьи говорят, что дело мастера БОится. Четвёртые указывают, что с китайского «бо» переводится как «дядюшка». Но все почему-то обходят стороной прямую подсказку в самом тексте.

«Дракон приземлился на поле», «уже раздвинут камыш», «благоприятен брод» – все эти фразы позаимствованы Гребенщиковым из «И-цзин» – китайской «Книги Перемен», которая входит в конфуцианское пятикнижие (наряду с книгами песен, преданий, церемоний и летописью «Вёсны и осени»). «И-цзин» – практическая книга гаданий. По ней можно узнавать ответы на интересующие вопросы и предсказывать судьбу. Основой для такого гадания служат 64 гексаграммы. Попробуем объяснить, что это такое.

Древнекитайская книга перемен И-цзин

Представьте себе знак тире: «–». Теперь представьте, что вы взяли тонкий ластик и стёрли в этом знаке середину, оставив как бы два дефиса: «- -». В терминологии «Книги перемен» эти чёрточки называются «яо»: цельные и прерванные. Если взять маленький листок и с одной стороны написать цельную черту, а с другой прерванную, то у вас получится элементарный гадательный инструмент по типу монетки: либо орёл, либо решка. Пока всё просто, да?

Теперь представьте, что у вас комбинация из целых 6 черт, которые расположены друг под другом. И каждая из них может быть цельной или прерванной. Такие знаки и называются «гексаграммами»: от греческого «гекса» – шесть и «грамма» – буква. Конечно, это позднее европейское обозначение знаков, сами китайцы называли их «гуа».

64 гексаграммы китайской книги перемен и их влияние на песню Бориса Гребенщикова Дело мастера Бо

Процесс гадания с помощью подобной системы можно сравнить с 6-кратным подбрасыванием монеты. Если 6 раз подряд выпадет «орёл» – это 6 цельных линий. Если все 6 раз – «решка», то пишем 6 прерывистых линий. Как несложно подсчитать, общее число комбинаций составляет 64 возможных гексаграммы. И в «И-цзин» представлены подробные характеристики каждой из них.

Например, шестая гексаграмма в списке, «Сун», определяет: «Благоприятно свидание с великим человеком, не благоприятен брод через великую реку». А предыдущая, пятая гексаграмма «Сюй» говорит, что брод через великую реку, наоборот, благоприятен. Но это лишь общие гадательные советы. Для каждого гуа существуют подробные описания и разъяснения.

Возьмём для примера гексаграмму, которая в конфуцианской системе «Книги перемен» расположена под номером 23. Она представляет собой 6 чёрточек, из которых самая верхняя – цельная, а остальные пять под ней – прерывистые. Напоминает разрезанную по горизонтали букву «П». Общий посыл гексаграммы – избавиться от устаревшего и непригодного, от старых идей и привычек.

Гексаграмма 23 Бо - разорение и её связь с песней Бориса Гребенщикова Дело мастера Бо

Филолог-востоковед, синолог и комментатор «Книги перемен» Юлиан Щуцкий (1897–1938) привёл такую интерпретацию гексаграммы: «Удаляйте внешнюю оболочку, чтобы понять суть вещей. Это окончание старого цикла и подготовка к новому. Восстановите творческое равновесие, избавившись от устаревших украшений. Адаптируйтесь к переменам. Старые структуры растворяются, уступая место новому действию. Таков порядок вещей».

К чему мы так подробно характеризуем одну-единственную гексаграмму? Дело в том, что 23-я по счёту комбинация «И-цзин» называется «разорение», по-китайски – «Бо». И если предыдущий комментарий попытаться вместить в одно словосочетание, то наиболее близкий вариант – это «двигаться дальше». Получается, благоприятный брод через великую реку – это переход от старых отношений к новому этапу жизни? А мастер Бо – это внутренний импульс двинуться дальше? Лично мне такая интерпретация представляется весьма убедительной.

Вот ещё одно доказательство в пользу этого. У французского поэта Гийома Аполлинера (1880–1918) есть стихотворение «Мост Мирабо» в честь реально существующего парижского моста. В произведении есть такие строки:

Любовь, как река, плывёт и плывёт,
Уходит от нас любовь.
И любовь не вернётся… Течёт вода
Под мостом Мирабо всегда.

Гийом Аполлинер и его Мост Мирабо

Что это, как не описание безвозвратно уходящей любви? Парадокс заключается в том, что сама любовь – вечна, как текущая под мостом Мирабо река. Так и у Гребенщикова «дело мастера Бо» заключается в том, чтобы «двигаться дальше» от увядшей любви (как бы страшно ни было) и при этом сохранять любовь в себе самом.

В интервью журналу «ДеИллюзионист» в 2006 году Борис Гребенщиков высказался на этот счёт так: «Я под словом «любовь» понимаю только одно: особые приятные ощущения от многих вещей, которые существуют только для меня. Эти ощущения может дать и новый человек, и картина Моне. А может быть – куст, небо или солнце. И я не могу отделить одно от другого, потому что любовь находится не вовне, а внутри. И если у тебя есть генератор, который производит ток под названием «любовь», то ты будешь испытывать любовь ко всему».

На этих замечательных словах следовало бы закончить сегодняшний обзор. Но в «деле мастера Бо» есть не менее важная составляющая – музыка. Незадолго до записи «Дня Серебра» к Гребенщикову обратился режиссёр Александр Сокуров с просьбой сыграть для его новой документальной ленты «Жертва вечерняя» несколько инструментальных композиций из романсов Михаила Глинки (1804–1857). Вместе с Гаккелем БГ начал искать пластинки с произведениями композитора, пытаясь понять: то ли о музыке «Аквариума» бытует столь необычное представление, то ли сами музыканты не в курсе чего-то большего.

Композитор Михаил Иванович Глинка и Борис Гребенщиков о нём

«Разбираясь в том, что наворотил Глинка, я понял, что в музыке он позволяет себе гораздо больше, чем я, – вспоминал впоследствии Гребенщиков. – Наверное, мне никогда не хватало убеждённости, чтобы производить такую глобальную работу с мелодиями – когда композитор свободно переходит из одной гармонии в другую, меняя всё на ходу. И я подумал: почему русские композиторы могут себе это позволить, а я – нет? Почему-то именно в районе «Дня Серебра» мы решили развернуться вовсю и сделать то, что хотели сделать очень давно, не жалея на это ни времени, ни сил. «Сны» и «Дело мастера Бо» показывают, чем именно, помимо концертов и сочинения повседневных песен, мы должны были бы в идеале заниматься».

Вот так «возможность предпринять крупное и серьёзное дело, переправляться через великую реку – через весь поток человеческой жизни, чтобы плодотворно достигнуть высшего идеала человеческого совершенства» привела к появлению одного из главных шедевров раннего «Аквариума» – песни «Дело мастера Бо».

ЦИТАТНИК АКВАРИУМА

Цитатник Аквариума в контакте - сообщество про скрытые цитаты в песнях Бориса Гребенщикова
Присоединяйтесь ВКонтакте
Именно эта запись в VK

Читайте также: «Мой Ясный Свет»: ощущение смерти в песнях БГ 2008–2020 годов

Мой Ясный Свет: ощущение смерти в песнях БГ 2008–2020 годов

Надоело читать? Выбирай и смотри лучшие концерты Аквариума

Лучшие концерты Аквариума

#Барух а-Шем | #И всё равно, ху там у них наверху | #Настоем цикуты ты меня не глуши | #Отход на север | #Папайя, маракуйя | #С тех пор я стал цыганом | #Шайтан, арба встала | #Я встретился с Миком Джаггером

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.