Камызякский суд: анатомия юмора

Настоящим открытием для КВН в 2012 году стала «Сборная Камызякского края» из Астраханской области. В результате победы в финале премьер-лиги КВН в 2011 году команда прошла в Высшую Лигу и в прошлом сезоне заняла почётное третье место. Причём в 1/8 и 1/4 финала неизменно занимала первое место с максимально возможными баллами. Эта же история повторилась и в нынешнем сезоне.

Но это статистика. А на эмоциональном уровне от выступлений камызяков у поклонников Клуба весёлых и находчивых остаётся самое замечательное юмористическое послевкусие, повышаются настроение и общий тонус, наблюдается выброс эндорфина в кровь и прочие приятные вещи. Особенно в связи с ключевым номером команды под названием «Камызякский суд», заседания которого очень смешны. А почему? Вот на этот вопрос мы и постараемся ответить.

 24-1

«Тыщ!» 

 Шесть заседаний камызякского суда

На сегодня известно всего шесть заседаний камызякского суда. Все они легко находятся в интернете. Некоторые пользователи для удобства сгруппировали все выпуски в единое видео. «Камызякский суд», действительно, стал визитной карточкой Сборной Камызякского края и квинтэссенцией их юмористического стиля. Безымянные авторы всепроникающей «Википедии» сформулировали следующие принципы или механизмы их шуток:

— диалоги лидера команды с невидимым зрителем из зала или разговор с самим собой;

— манипулирование оговорками;

— специальное использование несмешных шуток;

— вставки-отклоны от темы;

— указание на провинциальность и отдалённость Камызяка.

С чем можно согласиться в приложении конкретно к «Камызякскому суду»? Безусловно, это манипулирование оговорками. Эта прерогатива в команде безраздельно принадлежит лидеру камызяков Азамату Мусагалиеву. Большая часть шуток касается «приговора», вместо которого произносится и «протокол», и «приворот» в зависимости от ситуации и контекста. Смешно звучит отсылка к Эминему при оговорке во фразе «именем суда…».

Что касается «специального использования несмешных шуток», то представляется сомнительной юмористическая эффективность такого метода. Пожалуй, можно говорить об особом обыгрывании несмешного. Как, например, это имеет место в двукратном указании на то, что адвокат спал на сетке-рабице. Повтор шутки изначально осмысливался как несмешной, но вот самоирония по этому поводу – «Согласен, второй раз несмешно получилось!» – интересный и оригинальный ход.

Диалоги с воображаемым зрителем не представляются актуальными для «Камызякского суда», поэтому, в основном, используются в приветствиях и концовках других выступлений. Что такое «вставки-отклоны от темы», не очень понятно; и вообще возникают сомнения в существовании слова «отклоны». А вот указания на провинциальность условной малой родины команды бьёт точно в цель!

 

Провинциальность Камызяка

Было бы в корне неправильно считать, что основное обыгрывание провинциальности Камызяка заключается в том, что это – очень далеко от Москвы и по расстоянию, и в цивилизационном, техническом и любом другом отношении. Да, команда не прочь подчеркнуть отдалённость Камызяка! Однако это делается деликатно и ненавязчиво, иначе акцент на этом снизит интерес к выступлению. Речь в данном случае идёт об особом провинциальном менталитете, раскрытие которого в конкретных шутках приближает юмор камызяков к сатире Гоголя и Салтыкова-Щедрина. Например, это касается предположения, что в Москве не бывает тополиного пуха, потому что там установлен огромный вентилятор, сдувающий его на периферию. Это характерный пример местячкового мышления, который гораздо смешнее, чем десятикратное указание на удалённость Камызяка.

Упоминание Гоголя далеко неслучайно. В самой обстановке камызякского суда, в отношениях между его действующими лицами обнаруживается сходство с провинциальной общностью разных властей, например, в «Ревизоре». В малом городе все друг друга знают и проживают, как большая семья, что порождает эффект вроде «рука руку моет» и «свои люди – сочтёмся». В приложении к камызякскому суду это выражается в претензии судьи по отношению к приятелю, который не предупредил об областных гаишниках. Такой человек подлежит порицанию, причём в откровенно гротескной форме – над ним производится суд! В мегаполисе судебная тяжба страшна, но здесь, в уездном городке, она представляет собой в большей степени фарс, но в воспитательных целях! Причём обстановка сознательно реконструируется как отвечающая всем процессуальным требованиям.

В этой связи характерна роль адвоката. Он необходим по закону, но по факту он ничего не решает, его присутствие формально. Поэтому и отношение к нему не просто пренебрежительное – его откровенно унижают. Используя всё те же оговорки, судья ошибочно обращается к нему «эй, заткнись, тьфу – адвокат!». Приказ же заткнуться и вовсе – для столичных зрителей и жителей крупных городов – выступает как самое смешное в адвокатской теме. Причём использоваться здесь может также переход через границы дозволенного и высказывание намерения совершить явно противозаконные действия со стороны представителя закона: «А ну, шмальни ему в живот!».

Общность различных ветвей власти как единого градоначалия без особого разделения по чинам и инстанциям наблюдается, разумеется, и в заглавной теме – отнятии у полицейского фуражки и её возвращение с резким изменением выражения лица и настроения. Здесь, помимо прочего, обыгрывается и ребячество представителей серьёзных профессий, которые, казалось бы, всегда должны быть строгими. Единство всех в провинции сказывается и на панибратском отношении к окружающим, в том числе и к подсудимым. Наконец, ощущение всеобщего родства обнаруживается, когда мэр звонит судье и сбрасывает, потому что не хватает денег позвонить, а потом просит последнего пополнить ему счёт. И в показательно прилюдном обсуждении личных вопросов коллег, в частности, секретарши. Сперва намекается на то, что «её сынок на выпускном учудил», затем она признаётся невменяемой за покупку пылесоса за 117 тысяч.

Все эти приёмы можно условно поместить в категорию «провинциальность Камызяка». Но что ещё делает его заседания столь смешными?

 

Обстановка и талант

Особое место занимают шутки, так или иначе связанные с Первым каналом, который транслирует КВН по ТВ. Понятно, что упоминание «Пусть говорят» при ответе на вопрос «Где это было, что студент бабушку топором?» вызвано именно этим. Показывали бы КВН по другому каналу – было бы соответствующее ток-шоу. Смешно звучит также прощание «До свидания, девочки и мальчики, гав!», которое отсылает нас к «Спокойной ночи, малыши!». (Упоминания Эрнста при этом лично мне кажутся несмешными вовсе, и я склонен предполагать, что они появились в заседаниях камызякского суда в соответствии с возможными негласными требованиями к командам со стороны руководства). Но не будем останавливаться на этом подробно, а укажем главные юмористические методы Сборной Камызякского края.

Убеждён, что, помимо озвученных приёмов, важнейшими для формирования юмора камызяков являются следующие два – 1) позднее раскрытие обстановки заседания и 2) актёрская харизма Азамата Мусагалиева. Что здесь имеется в виду?

Все заседания камызякского суда происходят на сцене. При этом зритель произвольно устанавливает для себя дополнительные коннотации обстановки, которые вписываются в традиционные представления о судебном делопроизводстве. Мало кто может подумать, что заседание, за которым он в данный момент наблюдает, происходит, например, на улице. А давая это понять, обнаруживая это специально спустя продолжительное время, камызякская сборная приводит в действие очень мощный юмористический механизм!

В одном из заседаний судья берёт паузу в монологе, чтобы пропустить проезжающую по дороге машину. Так зритель понимает, что всё это время дело происходило на открытом воздухе! Не будем кривить душой – это, правда, смешно! А ещё смешнее, когда в самый разгар судебного разбирательства начинает звучать рэп от «Касты» и судья восклицает «О, свет дали!». Реакция Якубовича и попавших после этой шутки в кадр зрителей красноречиво подтверждает, что такой ход – настоящая находка для смехообразования!

24-2

Ну и, наконец, скажем о самом главном! Все указанные приёмы в совокупности дают мощный эффект, который нужно правильно преподнести! И это блестяще воплощает в жизнь лидер камызяков Азамат Мусагалиев! Будете пересматривать заседания камызякского суда – обратите внимание на жесты Азамата! Выверенные, чёткие движения! Руки делают именно то, что нужно, помогая общей энергетике актёра! Далее – мимика и интонация. Вспомните, например, вопрос полицейскому, в каких войсках тот служил, или фразу «Судебное порицание, так скажем!». Мимика и интонация здесь чётко дополняют смысл и посыл произносимого. Или взять, к примеру, зачитывание приговора на скорость – это же верх ораторского мастерства! Поэтому работа команды – это очень важно, это как качественный перстень, который должен идеально обрамлять алмаз. И без огромного актёрского дарования Азамата успех Сборной Камызякского края по КВН вряд ли был столь оглушительным!

Популярные статьи «Автоответчика»

Аниматоры-team Странные иконы Гиннесс
Профессия — аниматор Странные иконы День Гиннесса

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.