Приключения обездвиженного

Ночью я спал мало, а рано утром поехал к одной девушке с мёдом и сгущёнкой, поэтому лёг поспать днём. И тогда мне приснилось два сна, которые объединены общей темой – параличом тела вплоть до полной обездвиженности.

В первом эпизоде мне снится, что я обедаю в трапезной гимназии, в которой я учился. Ректор гимназии, протоиерей Лев Махно, звонит в колокольчик, привлекая всеобщее внимание. Многие встают, но остальные продолжают сидеть, не понимая происходящего. В том числе и я. Я даже не слышу, о чём говорит отец Лев. Чтобы хоть как-то понять, в чём дело, я решаю встать, но решительно не могу – я полностью обездвижен. При этом я раздет и даже разобран! Действительно, ноги в ботинках стоят в метре от меня на полу, руки лежат на столе и так далее. На чём покоится голова, я не знаю. В этот момент отчётливо и громко раздаётся возглас:

– На этот вопрос нам ответит Михаил Кожаев!

В растерянности я оглядываюсь по сторонам, но ни в ком не нахожу поддержки.

– А что за вопрос-то? – вырывается у меня просторечно.

Недовольный отец Лев играет желваками, хмурит брови и с отчаянием признаёт:

– Вот, даже Михаил Кожаев не знает ответа на этот вопрос.

Во втором эпизоде я оказываюсь на остановке Нестерова, рядом с домом моего приятеля В.Л., которому я в спешном порядке писал главу его кандидатской. Приятель ведёт меня в больницу к своему знакомому. Но, приведя в палату, проводник оставляет меня, роняя на бегу, что я его догоню. Это же объявляет мне и входящая медсестра: мол, пора уходить. И вот тут, как и в предыдущем эпизоде сновидения, я чувствую себя почти полностью обездвиженным.

Я бормочу непослушными губами, что сейчас уйду, только соберу вещи. Хотя я пришёл пустой, я достаю компактную кожаную папку и пытаюсь сложить туда бесчисленные бумаги, документы и книги. Вещей так много, что они чисто физически не поместятся в папку. А в дополнение к этому я ещё и схватить как следует бумаги не могу: пальцы не слушаются, цепляю вещи, как курица лапой. Так бывает, когда сильно затекает рука, положительно ничего невозможно ею сделать.

Наконец, я решаю бросить всё и просто уйти. И неожиданно ловлю на себе множество взглядов пациентов, которые всё это время внимательно наблюдали за мной. Я встаю, чтобы выйти, но ноги также отказывают мне, и я с высоты собственного роста грохаюсь лицом о кафельный пол. И так и лежу, не в силах подняться. Стараюсь немного приподняться на руках, но они отнимаются.

В этот момент в палату входит мой одногруппник Евгений Бедняков. Он приближается ко мне и спрашивает:

– Миш, можно с тобой поговорить?

А я даже ответить не могу, так как язык не слушается. Женя ждёт немного, а затем восклицает:

– Ты хотя бы ответь: у тебя время есть заказ один выполнить?

Он имеет в виду – сделать письменную работу на заказ. С огромным трудом я произношу нечто похожее на:

– Да.

Женя кивает и уходит из палаты. А подо мной вдруг разламывается пол, и я начинаю стремительно падать в пропасть. Причём ощущение настолько живое и ужасающее, что я на секунду даже просыпаюсь в явь. Но, удостоверившись, что всё происходит во сне, снова засыпаю и возвращаюсь на пол больничной палаты. На полу, который снова разламывается подо мной, и я снова лечу в пропасть. Вероятно, во сне у меня затекла шея, и потому мне приснился такой истязающий эпизод.

Моё иллюзорное падение заканчивается тем, что я оказываюсь в автолайне, который везёт меня домой. В салоне «Газели» я еду по-прежнему обездвиженный, чуть ли не слюни пускаю от паралича. На подъезде к дому оказывается, что я еду не в маршрутке, а в УАЗе «Патриот», как у моего брата. За рулём сидит крупный и сильный мужчина. Он останавливается и говорит мне:

– Приехали.

Все выходят, остаюсь один я, так как не могу пошевелиться. Водитель оборачивается ко мне, видит, что я не собираюсь покидать салон, и сам выходит из автомобиля. Открывает мою дверь и приказывает:

– Выходи, выходи!

А я и рукой подвигать не могу. Стараюсь изо всех сил, но сдвинуться с места не могу, не получается. В этот момент я понимаю, что если не выйду сам, водитель мне поможет, ещё и побьёт за непослушание. Мне становится страшно, и я пытаюсь решить проблему силой мысли. Я вдруг осознаю, что всё происходит во сне, и рассуждаю так: если это сон, то какая разница – пусть водитель бьёт меня, это же сон! Но внутри сновидения от этого вывода мне не легче, ведь во сне-то мне будет больно!

Пока во мне происходит столкновение противоречивых мыслей, внизу улицы появляется дрифтующая чёрная Honda Accord. Машина едет боком, перпендикулярно направлению движения. Передние колёса вывернуты вправо, задние жгут резину, а «Хонда» едет боком в горку вверх. Я ловлю себя на мысли, что и машина в некотором смысле обездвижена, но это не мешает ей двигаться! И на пересечении этой и предыдущих мыслей я просыпаюсь.

Очень забавный и философский сон!

31.03.2010

Сновидения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.