Два бобра-брата

Гиппократ писал: «Когда тело засыпает, тогда дух бодрствует
и переносится повсюду, где тело могло бы познавать и видеть,
если бы бодрствовало. Оно прикасается ко всему, к чему можно
прикасаться, и даже производит все операции, какие в состоянии
было бы исполнить при своём пробуждении».

К. Г. Юнг

В составе четырёх горемык-студентов мы понуро бредём на зачёт в один из университетских корпусов. Аудитория, в которой нам предстоит выдержать испытание, очень затхлая, ветхая, прямо на наших глазах в ней кругом осыпается штукатурка. Но самое страшное, что меня сильно тяготит, – это то, что я ни разу не был на данном предмете. Честно говоря, я даже не представляю, на какой предмет следую.

Мы проходим внутрь помещения и сразу понимаем, что прочитанный курс – не что иное, как черчение! И что ведёт его престарелая-престарелая преподавательница: она уже с трудом держит свою голову на плечах, и та, бессильная, постоянно склоняется в сторону. Рот бабушки криво приоткрыт, губы противно шевелятся, как умирающие на жаре улитки. Одним словом, ясно, что ничего хорошего ожидать сегодня не приходится.

Мы почтительно здороваемся с вековой мумией и поднимаемся по центральному проходу вверх, подальше от её мутных, полуслепых глаз. Я замечаю знакомую девушку, с которой уже давно не встречался, и, приветливо кивая, пытаюсь подсесть к ней. Однако её парта оказывается перегороженной от меня покосившимся столом, так что пройти через этот завал не представляется возможным. Поэтому я что-то ей быстро говорю и со своим одногруппником Иваном следую дальше.

Вдвоём мы устраиваемся на самом верху и лениво достаём листы для черчения. Характерно, что рамка на них появляется уже после того, как мы укладываем их на стол. Преподавательница по-прежнему молчит, за всё время зачёта она так и не произнесёт ни слова. Поэтому о своём контрольном задании мы с Иваном узнаём как бы мысленно из её доступных для чтения мысленных данных.

В верхней части страницы, там, где должна быть «шапка», мы вписываем свои темы зачёта. Но так как мы ни разу не были на занятиях и, в целом, «пройденный» курс нам совершенно безразличен, то мы начинаем писать друг другу секретные письма. Иван пишет мне:

«Брату Михаилу

от бобра».

Считая данный вариант несовершенным с точки зрения стилистики, я отвечаю теми же двумя строками, только в зримо улучшенной версии:

«Ивану

бобру от брата».

26.12.2005

Сновидения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.