Взятка в особо трупном размере

На «Ниве» моего брата я везу всю семью по родному городу. Улицы мне незнакомы, но я понимаю, что эта местность находится в районе Рязанского шоссе и депо 12-го трамвая. По свободной асфальтовой дороге мы выезжаем к мосту, сразу за которым следует развилка в две стороны. Я поворачиваю направо и неизбежно попадаю на другой мост, столь же пустынный, как и предыдущий, на котором нет ни одной машины. На середине пути установлен знак 3.1 «Въезд запрещён». Я внимательно смотрю на белый кирпич на фоне красного круга и безуспешно пытаюсь вспомнить, что он означает. Понимая, что знаки такой формы являются запрещающими, что за их нарушение последует неотвратимое наказание, я всё же проезжаю мимо в прямом направлении.

Спустя двадцать метров из близлежащих кустов, взъерошенный, появляется мой брат, владелец автомобиля. Я останавливаюсь возле него. Выглядя взволнованным, Роман подходит к к моему сидящему впереди отцу и начинает с ним разговор. В то время как брат ведёт свой путаный и пуганый рассказ, машина неприметно для присутствующих разворачивается на месте.

– Меня тут гаишники останавливали, – говорит брат. – Стреляли в переднее колесо, задели ведро в салоне, рядом с моей ногой.

Я перестаю слушать и выхожу на улицу, чтобы осмотреться. Через полторы сотни шагов от нас, у лесной просеки, стоит машина ДПС. Двое сотрудников милиции недобро смотрят в нашу сторону. Неожиданно с другой стороны прибегают пятеро или шестеро гогочущих пожилых женщин (среди них оказывается и моя бабушка по материнской линии), и настороженные гаишники немного успокаиваются. Бабушки начинают хвалиться своими дедушками; они пляшут, веселятся, поют неприличные песни. Затем одна старушка, самая активная, останавливает на мне свой невыносимо-жгучий взгляд и сладострастно щебечет:

– Ах, какой ты выдумщик!

(В конце декабря я строил планы, как отпраздновать в бабушкиной квартире свой день рождения в середине января, когда она уедет на отдых в санаторий в Лесной Поляне).

Тогда двое участниц мистериального танца – говорившая веселушка и моя прародительница – в шутку начинают меня избивать, нет, не со злости, а по-дружески, в знак приязни. Чужая бабушка стоит по правую руку от меня, родная – по левую; действие происходит у водительской двери. Та, что «одесную», замахивается рукой и целит ладонью мне в шею, но я успеваю выставить блок. Затем бьёт та, что «ошую», – и также безуспешно. В такой «учебной» схватке проходит такта три, после чего незнакомая мне старушка зловеще смеётся в знак прекращения спонтанной дуэли. Убедившись, что поединок, действительно, завершён, я оборачиваюсь к автомобилю.

В салоне на пассажирском сиденье сидит мой отец, а на заднем – мама и бабушка. Но самое поразительное, что у водительского места в нетерпении вертится мой брат. Быстрым знаком и словесным приказом, который я не успеваю расслышать, он заставляет меня сесть назад. Это означает, по крайней мере, две вещи.

Во-первых, – что брат в своём великодушии не держит на меня зла за то, что я проехал под запрещающий знак и таким образом поставил его в сложную ситуацию: ведь в первый раз, когда это случилось с ним самим, в него стреляли.

Во-вторых, – что он полностью берёт ситуацию в свои руки.

Я сажусь в машину через мнимую заднюю дверь, которой в трёхдверной «Ниве» нет и в помине. Брат же оказывается за рулём. Буквально через мгновение с левой стороны подходит гаишник и протягивают Роману несколько банкнот в десять (или, может быть, пятьдесят) рублей и очень любезно предлагает:

– Может, давайте обсудим это дело?

Брат резко отвечает: «Нет!»; заводит двигатель и трогается. Дпс-ник ещё некоторое время бежит у стекла, продолжая увещевать потенциального «спонсора»:

– Куда же вы? Давайте поговорим.

Я понимаю, что речь идёт об увеличении суммы откупа, взятки за совершённое нарушение. Понимает это и брат: он с силой давит на газ, и машина устремляется вдаль. Размышляя про себя, я начинаю подозревать, что гаишник бежит сейчас к своему напарнику и что за нами организовывается отчаянное преследование. «Русский джип» несётся на огромной скорости, но в полукилометре впереди нас водитель замечает перегоняемый через проезжую часть скот и, чтобы пропустить этот животный поток, тормозит вплоть до остановки.

– Время, которое мы выиграли в результате своего исчезновения, уже выравнилось, – нервно теребя пальцами по ободу руля, констатирует брат.

Справа от основной дороги я вижу свободную просёлочную. Хоть она и изрезана ухабами и ямами, но я недоумеваю, почему мы стоим, а не объезжаем образовавшееся препятствие по ней. Неужели брат не видит этой спасительной «лазейки»? Тем не менее я стесняюсь заметить ему об этом и молчу, как рыба, несмотря на то, что сзади всё отчётливее и громче раздаётся милицейская сирена.

* Первоначальное название сновидения – «Гаишник взяток не берёт: мало».

20.12.2005

Сновидения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.