Дремота

Гипнагогическими галлюцинациями называются
те галлюцинации, которые являются в промежуток
времени, предшествующий глубокому сну
или полному пробуждению.

Дьяченко Г., свящ. Область таинственного

По мере того, как вечерние сумерки сгущаются и вливаются, наконец, в тёмную ночь, – так и в человеческом сознании привычные дневные образы превращаются в невиданные, подчас устрашающие фантазмы, обрастая всё более плотной, чёрной чешуёй. В эти несколько минут (до получаса) происходит переход сознания от, в целом, разумного, контролируемого мышления к некой все-личной «архаической мифологии», заложенной в каждом из нас и просыпающейся одновременно с тем, как человек засыпает. Я позволяю себе такой вольный термин потому, что слишком резок контраст «дремоты» по отношению к действительности, если её сюжет успеть выхватить из погружающегося сновидения в отдаляющийся реальный мир.

Зафиксировать в памяти эпизод, находящийся на границе между бодрствованием и сном, можно, условно говоря, «открыв глаза». Не обязательно это действие должно произойти реально. Оно может быть «освещено» неожиданным удивлением, связанным с необычностью увиденного или услышанного. Или нечаянным пробуждением, вызванным поправлением подушки. И тому подобным.

Факт поражённости содержанием видения в его приложении к обыденной действительности возможен не только изнутри. Если потревожить засыпающего, то в его памяти также может зафиксироваться то или иное «сумеречное сновидение». Можно попытаться заметить секунду, когда дремота уже началась и в ней совершилось какое-то действие, и сознательно поставить себя перед фактом: это уже сон. В такой момент обычно и происходит молниеносное выхватывание видения из сна в бодрость.

И такое сновидение именно «сумеречно»: оно не претендует на звание глубокого, ночного. Оно представляет собой смесь того, как воспоминания о пережитом днём соединяются с поднимающимся со дна сознания содержанием будущего сна. Происходит интересное сочетание: собственные мысли о дневных событиях переплетаются с теми образами, которые начинает диктовать нам ночь.

Изложенные рассуждения относятся, прежде всего, к «вечерней дремоте», то есть к периоду засыпания. Священник Григорий Дьяченко в своей «Области таинственного» именует это явление «гипнагогической галлюцинацией» (от греч. ύπνος – сон и αγω – вести) и передаёт, в сущности, тот же смысл, который вложил в него и я ещё до знакомства с названным автором начала XX века. Каково же было моё удивление, когда я обнаружил в упомянутом труде то же разделение «дремотных» состояний, какое было выработано и мной независимо от священника. Дьяченко называет два вида «гипнагогических галлюцинаций»: первые предшествуют глубокому сну, вторые – полному пробуждению. И если об одних я в собственных терминах уже сказал, как о «вечерней дремоте», то для последних я ввёл понятие дремоты «утренней».

Соответственно, при пробуждении вступают в силу и иные механизмы. Теперь уже не бодрость убывает, приближаясь к набирающему силу и влияние сну, – а сам сон сходит на нет, отдавая последние признаки своей власти светлеющему человеческому сознанию. Наверное, поэтому запомнить «вечернюю» дремоту довольно несложно, в то время как «утреннюю» (если, конечно, не применить специальных, очень серьёзных усилий) – удаётся всё-таки крайне редко.

Важной особенностью дремоты является её словесная оболочка. В приведённых ниже примерах замечательно то, что в них практически всегда встречаются некие реплики, обрывки разговоров, иногда целые фрагменты диалогов, а подчас – даже песни, стихи которых сообщают те волнения, которыми живёт в настоящий момент человеческая душа. Вниманию читателя представляется собрание таких «дремотных» видений.

* * *

(i).

В совершенной тишине раздаётся гимноподобная, но успокаивающая, будто колыбельная, песня. Дети высокими голосами делятся своей радостью:

«Разбили мы стекло – на лёд и воду,

Отныне наша жизнь ушла на волю».

13.11.2005

* * *

(ii).

Первый фрагмент. Людмила Зыкина величественным голосом поёт:

«…всё неймётся,

Ах, лентяйка, – Божий срам».

Второй фрагмент. В одной образовательной программе по радио сообщается: «Ян освобождает музыку от фауноса».

04.12.2005

* * *

(iii).

Эпизод первый. Подслушиваю разговор, происходящий в восточном городе Кашмире (запоминал по кашемиру):

– Сколько трудов стоило?

– Пять.

Эпизод второй. Трое индейцев в зелёных нарядах пробегают мимо меня с неистовыми криками: «Хочу музыки! Хочу музыки!».

05.01.2006

* * *

(iv).

Вижу перед собой сайт ФСБ с зашифрованными на экране документами.

07.01.2006

* * *

(v).

В таинственном сновидении мне открываются покровители сна – это господа Ноющет и Гологоликов.

05.01.2006

* * *

(vi).

В программе, посвящённой кумирам сцены, Сергей Чонишвили рассказывает, мастерски играя интонациями своего голоса: «И стукач… Джозефа снова задвижет залом».

06.03.2006

* * *

(vii).

Мудрый афоризм о свойстве человеческой души: «Совесть отлично карамелькает».

09.04.2006

* * *

(viii).

Специально подслушиваю чужие разговоры. Запоминаю три реплики.

Первая: «Чёрные, слабительные таблетки».

Вторая: «Играем, играем!».

Третья: «Соединительно, чем соединительным».

10.04.2006

* * *

(ix).

По громкой связи в автобусе Гребенщиков объявляет шаманским голосом: «У нас с детства!».

20.04.2006

* * *

(x).

На остановке «Политех» я попадаю в небольшую аварию. Выхожу из машины, со спокойным видом осматриваю повреждения. Затем достаю из багажника аварийный треугольник и отхожу на положенные пятнадцать метров, чтобы установить его. Но в то время, как я ставлю знак на асфальт, треугольник превращается в оранжевый конус, которыми обычно отмечают район ремонтных работ. Тогда – помимо моей воли – из-под кожи моего правого виска появляется миниатюрная нога и, размахнувшись, наносит мне удар между веком и правым глазом. Причём нога попадает именно в то место на сетчатке, где отражается видимый мною конус, так что последний оказывается сбитым, поваленным. «Ничего себе, – думаю я, держась за пухнущий глаз, – вот так фортель!».

20.04.2006

* * *

(xi).

В развесёлой песне со значительным ударением на каждом слоге поётся: «Ог-ром-ные брю-ки в но-га-ах!».

28.04.2006

* * *

(xii).

В радиоэфире мужские голоса угрожающим тоном, но демонстративно, на публику приказывают кому-то: «Иди сюда, чтобы не узнать, чем болеет этот зануда Моздок». Слушающим девушкам не удаётся сдержать весёлый и задорный смех: «Ха-ха-ха!».

29.04.2006

* * *

(xiii).

Сожалеющим голосом незнакомец говорит мне: «Мне б ваше честное слово!».

30.04.2006

Сновидения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.