Чары покера

На праздник Крещения ходил на литургию к протоиерею Льву Махно. Вечером решил поспать часок, и мне приснился следующий сон.

Будучи великим магом и чародеем, я успел совершить множество всяких чудес, а теперь нечто странное происходит со мною самим. Неожиданно я обнаруживаю себя в незнакомом здании, как я сюда попал, не помню. Припоминаю только, что увели меня сюда после того, как я был на мостовой. Я пытаюсь доказать окружающим людям, что на тротуаре стояла машина, и после этого я с пробелами памяти оказался здесь.

– Не волнуйся, – успокаивают меня, – всё пройдёт, никакой машины не было, не волнуйся.

Не давая мне опомниться, некий человек берёт меня под руку и ведёт к нижнему этажу. Там он пытается завести меня в дверь под каменной аркой, но войти туда мне не суждено. Моё внимание привлекает незаметный окружающим друг. Мысленно он предлагает мне поменяться ролями: я стану безмолвным наблюдателем происходящего, а он перейдёт в моё тело и зайдёт в дверь для дальнейшей расправы. Я соглашаюсь и в тот же миг оказываюсь освобождённым. Теперь я незаметный для всех инкогнито. А «меня-больного», в тело которого перешёл мой друг, ведут дальше.

Я-больной начинает громко объяснять мне, что происходит. Так как ведущий его санитар уверен в его неадекватности, то не обращает на его бред особого внимания. Но я-больной говорит не ему, а мне.

– Я попался на чью-то уловку, – объясняет мне я-больной, – я сейчас под чьими-то сильными чарами! Незнакомец – я уверен, это лютый чародей – якобы нечаянно толкнул меня. И этим толчком он заставил меня поверить, что мы с ним сидим и играем в покер! Хотя на самом деле ничего такого не происходит. Я сижу недвижимый в кресле и не могу пошевелиться. Зато когда меня на допросе спросят, знаю ли я этого мага, я отвечу: конечно, мы с ним весь вечер играли в покер!

Я-больной пристально взглянул мне в глаза, заставив санитара схватить его покрепче.

– Понимаешь? Он обеспечил себе стопроцентное алиби! В мире, который мы называем реальным, я в полной уверенности, что мы с ним играем в покер! Но часть моего сознания блуждает, и оно подсказывает: нужно выйти из этого оцепенения, нужно преодолеть скованность и обездвиженность! И вывести меня из этого сонного бездействия может только то, что и ввело, – чтобы кто-то меня толкнул! А кто и, главное, как может толкнуть уважаемого человека, к которому никто не смеет даже прикоснуться, пока он играет в покер?

В ужасе я осознаю, что под чарами находится не мой друг, не рассказчик, а я сам, поскольку я-здесь-и-сейчас – всего лишь переселившаяся в невидимку личность. А я-настоящий – даже не тот, кого сейчас держат в нижнем этаже странного здания, а парализованный я, который сейчас сидит где-то в кожаном кресле без сил пошевелиться, а представляется «ему», что «он» играет в покер. Злейшие чары!

Но тут я замечаю, что и все в здании находятся под аналогичным действием. Всех окружающих околдовали, и все они занимаются одним и тем же, не понимая, сколь бессмысленный их труд. Так, иногда дверь в каменной арке (куда увели меня-не-меня) открывается, и оттуда показывается старуха, которая жалуется, что забыла, где её комната. И все, как зомби, указывают ей за спину и говорят, что её комната прямо за ней. Впрочем, иногда старуха не верит и продолжает спрашивать свою комнату. Тогда кто-то осмеливается прикоснуться к старушке, чтобы отвести её туда, но та начинает вопить, что её домогаются.

Или молодой человек, вечно спрашивающий газету. Ему все, тоже, как зомби, отвечают, что его газета на втором этаже и что пройти туда можно вот по этой лестнице. Парень кивает, направляется к лестнице, но уже на первой ступени забывает обо всём, оборачивается и вопрошает, где его газета. И так постоянно.

Я решаю посмотреть на самого себя «незамыленным глазом». И замечаю страдальца, которому всё время кажется, что он играет в покер по внушению, и он просит, чтобы его толкнули. Но его никто не толкает, потому что он играет в покер. И так до бесконечности. Тогда я – я, смотрящий за всем со стороны, – понимаю, что если ничего не предпринять, ничего и не изменится. По-прежнему незаметный для всех, я подхожу к самому себе сзади и тихонько толкаю в спину.

От этого со мной-очарованным происходит удивительная перемена. Я начинаю менять то, что находится в моей власти. Из двери показывается старуха, и вместо того чтобы в очередной раз указать ей за спину, я направляю руку в сторону лестницы, и страдалица впервые за тупую и неизменную вечность выходит из своего заключения и, счастливая, поднимается на второй этаж. Парень, уступивший ей путь наверх, потерянно оглядывается вокруг и спрашивает, где его газета. Тогда я даю ему томик Джека Лондона и он, поражённый новизной из ряда вон произошедшего с ним события, отправляется читать что-то для себя новое.

– Вот так и должны совершаться все чудеса в жизни! – провозглашаю я оптимистический тезис. А ведь достаточно было совершенно незначительного усилия с моей стороны, чтобы запустить этот механизм чудес как для окружающих, так и для самого себя. Иначе бы всю вечность мне сидеть недовольным от осознания того, что я играю в покер под действием чьих-то неведомых чар…

Потрясающий сон!

19.01.2011

Сновидения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.