«Соврание большое»

Нижеследующий сон отчасти пересекается с предыдущим. Здесь меня тоже заталкивают в кузов грузовика. Но если ранее я вышел из ситуации без повреждений, то теперь меня прессуют по-настоящему. А начинается всё с того, что во сне я просыпаюсь в подъезде девушки, в которую был влюблён.

Её дверь замурована снаружи и побелена, а на побелке нанесены метки красного цвета, как на электрических щитах. Я выхожу на улицу, где меня встречает доктор Адамов и представляет незнакомому мне человеку. Последний отводит меня к грузовику, в который меня насильно заталкивают и начинают пинать ногами несколько мужчин. Кроме меня, в кузов кидают ещё дюжину жертв, с которыми не церемонятся, как и со мной.

Грузовик заводят, и мы едем в неизвестном направлении. На ямах и поворотах мы бьёмся головами и частями тела друг о друга и о борта машины. Все вокруг поникшие и исстрадавшиеся. Тем не менее один из задержанных предлагает взяться за руки и исполнить финикийские танцы, которые помогут нам справиться с навалившейся бедой. Я, однако, выступаю резко против этого:

– Нет! – восклицаю я. – Надо танцевать всем по отдельности, ведь это танец храбрости! Только так он придаст нам сил для борьбы.

В этот момент откуда ни возьмись появляется медсестра. Она что-то спрашивает у меня, и я в ответе высказываю такую догадку:

– А что, если всё это не по-настоящему? Что, если нас никуда не везут, а только проверяют?

Но после столь тонкого предположения вдруг заявляю ей, что хочу в туалет.

Сестра стучит в кабину водителя, мы останавливаемся, и меня снимают с грузовика. Под руки ведут в кабинет, где меня ожидает доктор. Медсестра тем временем признаёт:

– Да, это был эксперимент!

А врач начинает бить молоточком по локтям и коленям.

– Встань и прижмись коленями к стене! – приказывает он мне.

Я встаю и прижимаюсь. Доктор бьёт меня молоточком по правому колену – реакция есть. Бьёт по левому – ничего!

– Так-так, – констатирует он, разворачивает меня и сажает на стул. После чего начинает с большей и большей силой бить меня по левому колену, так что я начинаю вопить от боли.

– Странно, – признаёт врач, – нормальный человек просто бы увернулся от удара.

И уходит, оставляя меня медсестре.

– Раньше, – объясняет она, – вы были на 32-м уровне психического расстройства, мы называем его «соврание». А теперь, по результатам обследования, я напишу ходатайство, чтобы вас перевели на 33-й уровень – «соврание большое».

– Зачем это? – удивляюсь я.

– Как зачем? – удивляется в ответ сестра. – Какое вы сейчас получаете пособие?

– Три тысячи.

– А будете получать шестнадцать! Есть разница? Всё, выходите из роли.

И она садится за стол, чтобы заполнить необходимые бумаги. Я же про себя думаю: как же я пойду домой, если я, как человек дождя, не знаю, сколько проезд стоит? В этот момент за окном сталкиваются две машины, из-за чего у меня из корня зуба начинают сыпаться рыбьи кости.

12.02.2010

Сновидения

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.